<< Главная страница

Север Гансовский. Но если...






Викентий Ступаль, небольшого роста, плотный, самоуверенный лысеющий блондин с гладким чисто выбритым лицом, одетый в привезенный из Лондона серый костюм, с лавсановым пальто через руку, вошел в вагон за несколько секунд до свистка.
Был тот ранний вечерний час, когда живущий в пригородах народ начинает возвращаться домой с работы. По вздрагивающему полу Ступаль прошел на середину вагона, огляделся и внушительно сказал:
- Так...
В этом "так" было признание того, что порядок вещей - и сам только что вымытый вагон со свежеотлакированными полками, и серое осеннее небо за окнами, и уже поплывшие за ними привокзальные постройки, и вся точная, слаженная железнодорожная служба - пока что у него, Ступали, возражений не вызывает. В этом "так" было и некоторое напоминание.
Ближайшие к Викентию пассажиры его поняли и зашевелились. Молодая женщина в кожаном полупальто оторвалась от книжки и недоуменно взглянула на Ступаля. Парень в капитанской фуражке напротив нее тоже поднял голову.
Тогда на самоуверенном лице Ступали произошло мгновенное изменение. Сверкнули белые ровные зубы, он улыбнулся широкой, чуть застенчивой улыбкой. Она была такой заразительной и свойской, что и у женщины и у парня тоже сразу посветлели лица. Женщина подвинула к себе синюю с белым сумку "Аэрофлот", а парень проворно скинул ногу с ноги, освобождая для Ступаля проход.
Викентий сел, распространяя тонкий, с утра удержавшийся запах шипра, и еще раз спросил:
- Так, значит... поехали?
Пока состав кочевал с одной стрелки на другую, решительно убыстряя ход, в вагоне притихли, как это всегда бывает, пока начавшаяся дорога - еще не совсем дорога и еще тянут назад городские мысли. Потоп электропоезд вырвался из узких проходов между другими ожидающими очереди составами, сирена громко и бодро закричала, за окнами завертелись пригородные рощи и дачки с аккуратным штакетником, в вагоне сделалось светло, и все заговорили и задвигались.
Ступаль вынул из кармана сложенный вдвое свежий номер "Недели" и развернул его. Тут была его собственная статья, и Викентий с легкой внутренней усмешкой отметил про себя, что на странице он оказался рядом с академиком Колмогоровым.
У него было отличнейшее настроение, которое не портилось даже тем обстоятельством, что сегодня ему пришлось ехать в электричке, а не на машине. (Новенькую "Волгу" он вчера отогнал на гарантийный ремонт.)
Он ехал на _собственную_ дачу.
Когда год назад после выхода его третьей книги они с женой купили дачу, сначала показалось, что с покупкой будут одни только неприятности. Рядом с их участком стоял особняк, принадлежавший бывшему торговому работнику, мяснику, грузному мужчине со звероподобным красным лицом. Новые соседи ему не понравились, и, приехав как-то из города, Викентий с Ниной обнаружили, что окольцовано лучшее дерево в их саду - большая развесистая береза. Потом, тоже во время их отсутствия, была подрублена яблоня, а через несколько дней другая. Викентий кипел от негодования, однако с мясником здоровался поверх заборчика вежливо. Понимал, что сделать ничего не может: не сидеть же ночами в саду, ожидая, когда тот снова придет. Но однажды к соседу постучался гражданин в серой фуражке и побыл на даче часа полтора. Когда он уходил, у провожавшего его мясника тряслись губы. На участке побывали три комиссии, соседа что-то не стало видно, и в один прекрасный день Ступаль узнал, что дача отобрана у бывшего мясника.
С тех пор Викентий с совершенно особенным чувством входил, возвращаясь из города, в свой сад. Уж кому-кому, а ему-то не приходилось опасаться визитов из милиции. Вышедшая двумя изданиями популярная книга об астрономии, еще одна книжка о теории относительности и множество статей по газетам и журналам - вот откуда у него все. Пожалуй, пусть приходят, проверяют! Тем, что он имел, он владел по праву: и домом, и "Волгой", и сберегательной книжкой...
Викентий сунул в карман "Неделю" и огляделся. Стыдная мысль просилась ему в голову: все-таки он очень преуспел в жизни и устроился лучше, чем миллионы и миллионы людей в огромном Советском Союзе. И, уж конечно, лучше, чем любой из едущих сейчас с ним вместе в вагоне электрички.
Он нахмурился и попытался отогнать эту мысль. Но объективно, насчет вагона-то, во всяком случае, так оно и получалось.
Кроме молодой женщины на той же скамье со Ступалем сидела пожилая учительница, которая вынула из объемистого портфеля груду тетрадок и принялась проверять их. Напротив поместились трое: парень в капитанке, совсем молоденькая девушка-ремесленница, заранее насторожившаяся против ухаживаний парня, и старуха в грубом брезентовом плаще с сумкой на коленях, откуда торчали батоны.
Дальше по вагону расположились пригородные колхозники, железнодорожники, рабочие совхозов. Просто невозможно было представить себе, чтобы кто-нибудь из них владел дачей, автомобилем и имел возможность один год ездить в туристскую поездку в Рим, а другой - в Стокгольм.
За окном быстро, по-осеннему, вечерело. Начался мелкий дождь. Сквозь изрытое прозрачными каплями оконное стекло Викентию видны были потемневшие мокрые поля с не убранной еще капустой, длинные прямоугольники картофельных гряд возле домиков дорожных смотрителей, асфальтированные дороги, на одно короткое мгновение протягивающиеся к далекому горизонту, с торопящимся посередине маленьким грузовиком.
Ступалю было покойно и удобно сидеть. Он подумал, что вот ему самому не приходится ни вести грузовик, ни выкапывать картошку на слякотном поле. Что жизнь его проходит либо в собственном уютном кабинете, либо в разговорах и обсуждениях, которые тоже ведутся не на ветру и не в холоде. И снова успокоил себя - естественно, так и должно быть, поскольку он принадлежит к тем, кто двигает вперед культуру и науку.
На станции, в десятке километров от которой располагался известный на весь мир исследовательский центр, снаружи на перроне раздались молодые громкие голоса. Когда состав уже тронулся, дверь сильно стукнула, отъезжая, в вагоне появилась группа студентов. Все они порядком промокли, и с ними ворвались запахи дождя, сырой одежды и то оживление, которое всегда сопутствует куда-нибудь едущей молодежи.
Впереди пробежала девушка в красном беретике, огляделась, переводя дыхание.
- Ой, ребята, даже свободные места есть!
Места были возле Ступаля. Две студентки тотчас заняли их, а парни, чтоб не разбивать компании, устроились тут же на чемоданах и рюкзаках.
- Ну что же, - сказала, девушка в берете, - теперь поедим, физики, да?
- Поедим-поедим! - раздалось в ответ. - Гриша, не зажимай колбасу.
Но Гриша уже извлек из чемодана кус полтавской и всем своим видом показывал, что не зажимает, а напротив, оскорблен даже таким предположением.
- Ребята, ножик! - потребовала рыженькая студентка.
Студенты полезли по карманам, но проворнее всех оказался парень в капитанской фуражке. Он поднялся, подал ножик и предупредил:
- Осторожно. Сегодня точил.
Трапеза быстро была окончена, у студентов начался оживленный свой разговор. Заспорили о некой Тане Наземцевой, сбежавшей "с картошки", и Пришли к выводу, что она стоит за слишком бережное к себе отношение. Вспомнили о семинаре по вакууму, где некий Михей "дал прикурить" самому профессору Кольцову.
Девушка в берете сказала:
- Да, ребята, а что теперь Кольцов будет говорить на кафедре про третий курс?
Компания рассмеялась, а смуглый рослый студент воскликнул:
- При чем же тут третий?
Девушка в берете подхватила:
- И верно! Четвертый!.. Подумать только - мы уже четвертый курс.
Парни и девушки глубоко, серьезно вздохнули, умолкнув на минуту.
Ступаль ощущал к студентам почти отеческое чувство с оттенком, правда, легкой снисходительности. Он подумал, что они уже, возможно, читали его статью в "Неделе", и ему хотелось, чтоб они заговорили о ней.
- Ладно, люди, - сказал, прерывая молчание, смуглый. - А кто что думает об эксперименте. У Голикова... По-моему, тут перспектива.
- Лопух твой Голиков, - сразу отозвался маленький брюнет с умным и острым взглядом. - Я ему вот на столько не верю. Пытается доказать то, что уже доказано...
- Да дело не в том, что доказано, - возразил смуглый, - а в том, что Штейнберг работал на приборах огромной точности. А Голиков с чем экспериментирует?
- Вот теперь-то мне ясно, что ничего вы, ребята, не поняли. - Рыженькая девушка обвела всех торжествующим взглядом. - Голиков рассчитал время жизни частиц чисто теоретически. А приборы ему были нужны только, чтоб зарегистрировать наличие...
Студенты заспорили еще жарче, перебивая друг друга.
- Все это ерунда, - говорил маленький брюнет. - Самое важное сейчас - Алексеев со своей время-динамической теорией. Вот. Докажет, что световой луч обладает реактивной отдачей, и будет обоснована возможность движения по вектору времени. А это косвенно подтверждается теорией кривозамкнутого пространства. Тогда и получится, как в фантастических рассказах, - они к нам из будущего, а мы к ним...
Ближайшие к студентам пассажиры слушали этот разговор, улыбались, когда студенты смеялись, серьезнели, когда те говорили о серьезном. Хотя старуха с батонами, парень в капитанке и сидевшие на соседней скамье железнодорожники не понимали научной сути спора, на их лицах было благожелательное и даже чуть растроганное выражение.
Ступаль сначала попытался проникнуть в предмет дискуссии, но это оказалось ему не по силам. Когда же студенты заговорили о путешествиях по времени, он опять ощутил превосходство над ними. Ему была смешна горячность спорящих, поскольку он твердо знал, что передвижение во времени невозможно и никогда не станет возможным...
Вовне, на воле, между тем темнело. Состав замедлил ход, приближаясь к полустанку. За окном мелькнула кабинка "МАЗа" с шофером, закурившим в ожидании, когда поднимется шлагбаум. Потом электричка остановилась. На платформе стояли девушка с большой белой собакой и поодаль молодая женщина, держащая за руку мальчика лет трех. У того в руке был красный воздушный шарик на ниточке. Собака прыгала, играя, вдруг вырвала поводок и метнулась к мальчику. Тот, испугавшись, выпустил из руки свой шар и заплакал.
Ступаль глянул на все это мельком, потом он раскрыл рот, намереваясь вмешаться и спор студентов и объяснить, в чем именно они неправы.
И вдруг...
И вдруг он почувствовал, что у него каменеют пальцы ног. Глаза его сами собой закрылись. Сделалось темно. Окаменение решительно поднялось до груди, захватило плечи, руки. Он попытался крикнуть, по не мог. Какие-то серебряные круги вертелись перед глазами. Ему показалось, будто он с бешеной быстротой летит куда-то. Так скоро, что все его тело, уже окаменевшее, рассыпается на мельчайшие кусочки, в пыль.
Это мучительное состояние длилось довольно долго. Затем Ступаль ощутил, что тело его опять есть, и понял, что уже не сидит, а лежит на чем-то твердом.
Его немного подташнивало. Руки и ноги были противно слабыми. Он открыл глаза.
Над ним было синее небо. Не вечер, как в поезде, а ясный, сияющий день. Какие-то голоса переговаривались возле него. Было свежо и тепло вместе с тем, как после грозы.
Голоса спорили. Сначала Ступалю показалось, что это не русский язык, потом он начал разбирать отдельные слова и понял, что русский. Но чем-то отличающийся.
Мужской голос сказал:
- Конечно, это не тот. Мы ошиблись.
- Не так уж важно, что не тот, - возразила девушка рядом.
- Не тот, не тот, - сказал кто-то третий. - Такой нам ничего не расскажет и не объяснит. С самого начала установка была неправильной. То есть и с ним, конечно, интересно было бы познакомиться, но сейчас задача другая.
Вторгся девичий голос:
- Тише вы! Он уже может слышать... Даже не знаю, что теперь делать.
- Во всяком случае, надо его снять... Карио!
- Да! - откликнулись издалека.
- Выключи. Он приходит в себя.
Ощущение тошноты стало исчезать у Ступали. Он глубоко вдохнул и пошевелился.
Загорелая рука протянулась над его головой, отодвинула нависающую черную трубку.
- Давайте расходиться и будем готовить поле для отправки.
Ступаль приподнялся на локтях, сел на своем твердом ложе и недоверчиво огляделся.
Он находился на большой ровной площадке, уставленной аппаратами и машинами. Поскольку со всех сторон края площадки обрывались как бы прямо в небо, он подумал, что это крыша высокого здания.
Справа метрах в пяти стоял большой белый щит, покрытый переплетенными разноцветными проводами. Дальше тоже были щиты, столы с приборами, непонятные сооружения из перекрещивающихся белых плоскостей. Стоял навес на легких столбах - под крышей громоздилось что-то такое, чему трудно было подобрать название.
Прямо из белого пола тянулись зеленые растения.
- Как вы себя чувствуете? - раздалось рядом. - Здравствуйте.
Викентий обернулся и увидел атлетически сложенного юношу в трусиках с широким синим поясом.
- Вы в будущем. Но у нас, к сожалению, произошла ошибка... Как сейчас с дыханием? Нормально?
- Ничего, - осторожно ответил Викентий.
- Не беспокойтесь ни о чем, - сказал юноша.
Он протянул руки, с неожиданной силой взял Ступаля под мышки, поднял и поставил на пол.
- Голова больше не кружится?
- Ничего, - повторил Викентий. Ему вдруг подумалось, не потерялся ли во время этих приключений его бумажник. Бицепсом он прижал пиджак на груди и убедился, что все на месте. И светлое пальто было тоже здесь, перекинутое через руку.
Юноша слегка поморщился, как бы угадав эти душевные жесты Викентия.
- Погуляйте здесь полчаса, и мы отправим вас обратно.
Он повернулся и пошел на другой конец площадки.
"Невежливо", - подумал Ступаль. Он несмело сделал несколько шагов от серебристого полукольца, окружавшего стол, на котором он пришел в себя. Ему стало видно не только небо, и он убедился, что площадка, где он находится, возвышается среди бесконечного леса. По яркости красок лес показался Ступалю тропическим. Простираясь во все стороны горизонта, кое-где поднимаясь невысокими холмами, а в других местах образуя долины, он был так далеко внизу, что виделся Ступалю как бы с идущего на посадку самолета.
И там было совсем безлюдно.
Потом, присмотревшись, Ступаль увидел, что среди деревьев вдали возвышается что-то белое, похожее на огромное здание или скалу. И еще одно такое же вырисовывалось на фоне зелени правее и дальше первого.
Снизу несло влагой и бодрящими свежими запахами.
На площадке между тем начала развертываться какая-то деятельность. Юноши и девушки хлопотали у щитов и приборов. Работа, которой они занялись, была странной. Почти никто не прикасался к приборам. Ближайший к Ступалю юноша, стоя перед белым щитом, в неуловимом ритме протягивал и убирал руку, что-то шепча при этом. Возле другого щита девушка приседала как бы в старинном средневековом поклоне.
Ступаль откашлялся и шагнул к юноше.
- Послушайте, где я... Что это все такое?
Тот бросил на него быстрый взгляд.
- В тридцатом веке. Мы сделали эксперимент.
- В тридцатом веке?
- Да.
- В три тысячи... каком-то году?
- Да. Мы скоро отправим вас обратно. Произошла ошибка в расчетах. Извините нас, пожалуйста. Мы очень сожалеем.
Ступаль ошеломленно огляделся. Будущее - поразительно!
Дело было в том, что он всю свою сознательную жизнь как-то не верил в будущее. Тем более в отдаленное. То есть он готов был порой снисходительно похвалить какое-нибудь фантастическое сочинение, где речь шла о межгалактических связях, о грядущем прекрасном мире, но в глубине души считал, что ничего такого все равно не будет.
И вот оно есть!
Он снова глянул на расстилавшийся внизу бесконечный лес. Необъяснимой была эта безлюдность, поскольку он мог примерно представить себе, как сильно должно бы возрасти население Земли через тысячу лет после его собственной эпохи. Но так или иначе, он оказался в будущем. Выходит, что путешествия по времени все же возможны. Но как они перетянули его сюда? И почему говорят, что он не тот, кто им нужен?
Он подумал, что здесь-то они и ошиблись. Наоборот, им повезло, что из тысячелетней давности явился именно Викентий Ступаль, хорошо информированный, много повидавший. Кто, как не он, расскажет о науке XX века, ведь он и пишет о науке. Кто, как не он, поведает об Италии, Франции, Финляндии своей эпохи - обо всех странах, где ему довелось побывать в последние годы? У этих молодых людей как раз неудачно получилось бы, если бы вместо Викентия они выхватили из прошлого кого-нибудь из студентов или железнодорожников, ехавших в электричке, или, например, старуху с батонами.
Ступаль приосанился, поправил галстук и улыбнулся юноше своей испытанной белозубой улыбкой.
- Послушайте, а как это получилось? Как вы взяли меня?
- Что вы сказали? - Он продолжал свои пассы. - Извините, я буду делать наводку, потому что у нас гигантский расход энергии каждую минуту, что мы вас держим здесь. Поэтому мы все торопимся.
- Я говорю, как это вы устроили?
- Вы знакомы с теорией идеальных чисел?.. Боюсь, что вам не понять, одним словом. Слишком сложно.
Ступаль хотел возразить, но что-то остановило его.
- А сейчас вы что делаете? Вот так руками.
- Готовлю поле. Это Глюк.
- Что?
- Глюк. Композитор восемнадцатого века. Вы должны были слышать о нем. Это почти ваша эпоха.
- А зачем вам Глюк?
- Достижения искусства прошлых веков стали у нас научными истинами. Впрочем, они всегда были... Странно, что вы не знаете Глюка.
Белокурая девушка неподалеку смотрела на Ступаля и отвела глаза в сторону, перехватив его взгляд.
Викентию сделалось обидно. Было похоже, что с ним тут не хотят разговаривать. Потом он подумал, что насчет науки-то, пожалуй, они правы. Он действительно не знает ее. Писал всегда с кем-нибудь вдвоем, а если один, то попросту делая из десяти чужих страниц одну свою. Излагал другими словами.
Опять он огляделся. Пустынная, покрытая лесом местность, белые скалы, высокое утреннее небо над головой - во всем были оттенки молодости, чего-то начинающегося... Неужели такова Земля в трехтысячном году?
Ему стало жарко в плотном костюме.
Все, находившиеся на площадке, сплошь были молодыми и какими-то уж очень индивидуализированными. У каждого свой особенный облик.
Впрочем, он тотчас почувствовал, что физиономия одного из юношей кого-то напоминает ему. И лицо белокурой девушки на площадке тоже казалось чуть-чуть знакомым.
А темп работы вокруг него усилился. Юноша, перепоясанный синим ремнем, кончил свои пассы у щита и принялся поспешно устанавливать черные трубки в том серебристом полукольце, что окружало стол.
Одна из девушек у стенда с приборами подняла руки вверх:
- Готово! Кончила!
Легкой походкой гимнастки она выбежала на середину площадки, прислушалась. Лицо ее внезапно сделалось серьезным, она негромко сказала:
- Внимание. Час! Час контакта!
Все сразу оставили работу, выпрямились и застыла.
Свет солнца вдруг изменился, став голубоватым, как будто пропущенным через фильтр. Ступалю показалось, будто что-то произошло с его зрением. Но в тот же момент он забыл об этом, потому что на всем огромном протяжении леса внизу из-за деревьев выступили люди. То был удивительный феномен. Из-за каждого дерева показался человек. Их было сотни тысяч, а может быть, и миллион на широкой равнине. Меньше секунды держалось это видение, а затем исчезло вместе с голубоватым светом.
Тотчас люди на площадке вышли из неподвижности и занялись своим делом. Лес опять стал лесом, солнце - солнцем.
Это было похоже на мгновенный смотр. Потом, позже, в его собственном времени, Ступаля часто преследовала странная картина. Бесконечный лес и невообразимое множество людей плечом к плечу.
Он закусил губу. Что это такое? Не расселились ли люди будущего по разным измерениям?
Он обратился к юноше.
- Скажите, а это...
И снова с ним не стали разговаривать. С извиняющейся улыбкой юноша покачал головой и вышел на середину площадки.
- Товарищи! - Это относилось ко всем. - Нам нужен _озим_. Иначе мы не наладим обратную связь.
- Да, верно. Озим.
Девушка, окончившая свою работу, подняла вверх руки.
- Я принесу.
Она подбежала к навесу на площадке, под потолком которого громоздилось множество светлых пластин, сняла с потолка две пластины, надела их на руки так, что они образовали нечто вроде крыльев.
Затем она подошла к краю площадки, на миг сосредоточилась, как ныряльщик на вышке, и ринулась в двухсотметровую голубую бездну.
Все другие оставили работу, следя за ней.
Ступаля затошнило, он пошатнулся, затем справился со слабостью.
Несколько секунд ему не было видно девушки, лотом она появилась за краем площадки. Усиленно изгибаясь всем телом, распростерши плоскости горизонтально, она искала то ли восходящую воздушную струю, то ли поток какой-то энергии, который позволил бы ей набрать высоту.
- Пожалуй, ей трудно будет принести, - сказал атлет с синим поясом.
Он подбежал к навесу, быстро сорвал плоскости, надел их на руки и с разбегу ринулся с площадки.
Этот полет был другим. Ступаль видел, как юноша отвесно падал почти до леса, потом, повернув плоскости, как по невидимой нити, решительно взлетел и снова стал падать к девушке. Однако и она уже справилась и взбиралась теперь, как по воздушной спирали. Вдвоем они поравнялись с площадкой и стали удаляться. Они казались уже птицами и, подобно двум птицам, низвергнулись с высоты, скользя и направляя спой полет к одному из скал - зданий на горизонте.
Те, что остались на площадке, зааплодировали.
И эта картина тоже запомнилась Викентию. Юноша и девушка, летящие высоко над лесом, омытые солнечным лучом, и кучка загорелых, как бы изваянных людей, следящих за ними.
Какое-то новое чувство просилось Ступалю в сердце. Сознание полной духовной и физической свободы, раскованности, здоровья, силы. Жутко мелкими показались ему недавние самолюбивые мысли в поезде. Он понял, что, может быть, отдал бы все - и дачу, и городскую кооперативную квартиру, и "Волгу", чтоб остаться здесь навсегда.
Он вздохнул. Ему делалось все жарче, модное пальто пудовым грузом висело на руке.
Потом все это вытеснилось в его сознании другим. Он им не понравился. Не подошел, хотя неизвестно по какой причине. Ну и пусть. Но все равно он в будущем, и из этого нужно хоть что-нибудь извлечь. Отчего бы, например, им не дать ему какие-нибудь научные данные - хотя бы, скажем, состав, из которого сделаны крылья?.. Почему бы им не поделиться с ним своими знаниями - уж он-то сообразил бы, как использовать их потом.
Никто на площадке не смотрел на него. Ступаль сделал несколько осторожных шагов к навесу, несмело взялся за одну из пластин на потолке. Потянул. Пластина не подавалась. Он потянул сильнее и выдвинул пластину за край навеса. Вдруг что-то щелкнуло над его головой, светлая плоскость вырвалась и стремительно унеслась вверх, сразу исчезнув в голубизне неба.
А позади раздалось:
- Ой, что вы делаете! Осторожнее!
Белокурая девушка - та, чье лицо казалось ему знакомым, и которая вызвалась принести загадочный _озим_, уже вернулась. Разгоряченная, глубоко дыша, она огорченно сказала:
- Теперь уже не достанешь.
- Простите, - извинился Ступаль. - Я не думал, что так получится. А на каком принципе это работает? Антигравитация? - Только теперь ему бросилось в глаза, что повсюду на площадке были разбросаны такие же легкие навесы, и у каждого под потолком нагромождение каких-то предметов и инструментов.
- На каком принципе? - Девушка беспомощно пожала плечами. - Боюсь, что вы не поймете. Тут объединяются этика и точное знание. Надо быть хорошим специалистом в какой-нибудь области техники, а кроме того, уметь совсем не думать о себе, трудиться для других. Такому человеку можно было бы объяснить. Но...
И в тот же момент его мягко взяли за плечо сзади.
- Идемте. Уже пора. Очень просим извинить нас. Но время...
Сложная конструкция была уже собрана над плоским ложем, с которого его сняли в самом начале. Молодые Люди собрались, ожидая его.
Он растерянно повторил:
- Уже пора?.. Но почему же так сразу? - Ему хотелось спорить, доказывать, что он хороший, что он тоже, вероятно, стал бы в чем-нибудь специалистом, если б жизнь сложилась иначе.
Но что-то в глазах тех, кто смотрел на него, показывало, что просить бесполезно.
Ступаль подошел к столу и лег. Включился какой-то аппарат, что-то тонко запело рядом. Викентий ощущал под ладонью чуть проминающуюся поверхность ложа. Ему пришло в голову, что стоит хотя бы ногтем выцарапать кусочек и унести с собой. Все-таки какой-то неизвестный в его времени материал.
Сами собой у него закрылись глаза, начали каменеть пальцы ног. Последнее, что он услышал, было:
- Смотрите! Он поцарапал стол. Так не сойдется момент. Он попадет в другую минуту.
И другой голос ответил:
- Неважно. Расхождение будет невелико.
Опять Ступаль понесся куда-то. Возникла ноющая нота и оборвалась. Завертелись перед глазами серебряные круги, но в другую сторону, против часовой стрелки. Потянулись секунды полной звуковой пустоты. Ступалю казалось, будто тело опять рассыпается в пыль. Его пронзило ужасом, и...
И раздался стук колес. Ступаль сидел опять в вагоне электрички, и тут же спорили студенты.
У него дрожали руки и ноги, в голове было полное смятение. Еще мелькали образы и лица того мира, который он посетил.
Небольшого роста брюнет говорил с ним рядом:
- ...Косвенно подтверждается теорией кривозамкнутого пространства. Тогда и получится, как в фантастических рассказах, - они к нам из будущего, а мы к ним.
- Это ты из Гейзенберга насчет кривозамкнутого? - спросила девушка в берете.
- Из Гейзенберга.
Что-то поражало Ступали в этом разговоре. И вдруг он понял, что именно имели в виду люди будущего, когда они выпроваживали его, и кто-то сказал: "Не сойдется момент".
Действительно, момент не сошелся. Они бросили его не в ту самую минуту, из которой брали к себе. А раньше. Промахнулись! Ему снова, второй раз предстояло пережить то, что он уже раз переживал.
- Ребята, - сказала рыженькая студентка, - а кто смотрел французский фильм, фантастический? "Альфавиль".
И Ступаль заранее знал, что она спросит об этом. И знал, как ей ответят: "Мура".
- Мура, - сказал блондин с голубыми, чуть сонными глазами. - Я смотрел и ничего не понял.
Стук колес электрички стал между тем редеть. За окном мелькнула кабина "МАЗа" с шофером, закурившим в ожидании, когда поднимется шлагбаум. Ход состава замедлился, приближались к полустанку.
Бешеные мысли каскадом посыпались в сознании Ступали. Он один, единственный на всей планете, во всем мире знал, что будет дальше на целых три-четыре минуты вперед. Один!.. Но как использовать это, чтоб оно не пропало зря?
Ступаль завертелся на скамье. Секунды сыпались неудержимо.
Он схватил за руку молодую женщину с сумкой "Аэрофлот" на коленях:
- Послушайте...
Та оторвалась от книги:
- Что?
- Сейчас на платформе будет девушка с белой собакой.
Женщина недоуменно смотрела на него.
- Ну?..
Электричка тем временем остановилась. На платформе стояли девушка с большой белой собакой и мать, держащая за руку ребенка. Собака прыгала, играя.
- Сейчас собака вырвется, и у мальчика улетит шарик.
Собака вырвала поводок, метнулась к ребенку. Тот, испугавшись, выпустил из руки красный воздушный шар и заплакал. Мать прижала его к себе, что-то сказала, бросив недоброжелательный взгляд на девушку.
И это было все. Конец.
Прошлое и будущее стали на свои места. Ошибочно повторенный для Викентия кусок прошлого исчерпался, и он уже не знал наперед, что произойдет дальше.
- Так что вы хотите? - спросила женщина с сумкой. Она и не посмотрела в окно.
- Нет, ничего, - сказал Ступаль. - Извините. - Он откинулся на спинку скамьи. - Просто у меня вдруг схватило сердце. - Сердце у него и в самом деле колотилось; чтоб утишить его стук, он несколько раз глубоко вздохнул.
Да. Вот это история.
Он чувствовал себя каким-то обманутым, выпотрошенным и опустошенным. На кой же черт они брали его к себе, чтоб вот так, ни с чем, вернуть обратно?
Он огляделся, уже не ощущая привычного превосходства над окружающими. Постепенно к нему приходило понимание того, по какой причине те молодые люди из будущего времени с такой поспешностью отвергли его. Честно-то говоря, всякое начинание на Земле, всякое предприятие могло отлично обойтись без него. Он, со своей уверенной осанкой, просто фикция, пустое место. Человек, который умеет устраиваться.
И в глубине души он всегда знал это. Только отталкивал подальше с поверхности сознания.
Он писал и печатал. Но без своих мыслей, без своего выстраданного. Писал, но не потому, что у него было призвание, а оттого, что понял выгоду.
Уже приближалась его станция. На душе становилось все нуднее и нуднее. Он поднялся, вышел на площадку вагона. Здесь, как бы перегоняя друг друга, звонко лязгали буфера. За стеклом дверей неслась ветреная темнота.
Ступаль посмотрел внутрь вагона. Ему пришло в голову, что даже старуха с батонами все-таки нужна кому-то и для чего-то. А про железнодорожников и говорить нечего.
Девушка в берете оживленно рассказывала что-то, и внезапно Викентий понял, кого же ему напоминали лица тех - будущих. Да конечно же, студентов и тех, кто был рядом с ними. Парень в капитанской фуражке станет в тридцатом веке атлетическим юношей, перепоясанным синим ремнем, а девушка в берете - той, что полетит над лесом. Только для него, Ступаля, не найдется там места.
Ход состава замедлился.
- Золотошино, - раздался металлический голос из динамика.
Викентий соскочил с подножки и пошел к себе. Но дождь уже кончился. Вечер был теплый. По смоченной, пружинящей аллейке шагалось легко и свободно. Впереди была его собственная дача с участком, где каждый квадратный метр дерна, каждое дерево и любой куст принадлежали ему - хоть ломай, хоть жги, хоть так оставь.
Удивительное путешествие в будущее постепенно приобретало оттенок нереальности. Было ли оно вообще?.. Впрочем, было. Иначе зачем бы ему хватать за руку ту молодую женщину и показывать собаку на платформе.
Ну и пусть!
Дома у него лежала начатая статья. Речь там шла о теории относительности, о времени и пространстве. Шагая через лесок, Ступаль подумал, что, несмотря ни на что, правильнее написать так, как он и прежде намеревался.
Что никакие путешествия во времени невозможны и никогда не станут возможными.
А поезд, унося студентов, парня в капитанке, железнодорожников и старуху с батонами, катил себе дальше.
Север Гансовский. Но если...


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация